ОБЪЕКТЫ
КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ
все объекты

19.05.2020

Братская могила партизан, погибших в Павловском бою в марте 1919 г.

Одно из важнейших мест в общем ходе революционной борьбы трудящихся Дальнего Востока против белогвардейцев и интервентов принадлежит партизанскому движению в Амурской области. Здесь оно начало развертываться несколько раньше, чем в других областях. Остатки красногвардейских отрядов, партийные и советские организации, отходя под натиском белых и интервентов из-под Читы и Хабаровска, сосредоточивались на Амуре — в Благовещенске и Свободном. Эти пункты были последними островками, где дольше всего удерживалась Советская власть. После падения Советов и в этих городах группы красногвардейцев, партийных и советских работников отходили далее на север по рекам Зея, Селемджа, рассеиваясь по таежным населенным пунктам. Эти группы явились первыми организаторами партизанского движения на Амуре.

Вскоре партизанская армия начала бои с белогвардейцами и японцами в Свободненском районе. В результате ожесточённых боёв партизанская армия была окружена в районе деревни Чудиновки. Но, несмотря на превосходство противника, партизаны смогли прорвать кольцо окружения и отойти к деревне Павловка. Здесь было решено отдохнуть, привести роты в порядок и решать, что делать дальше. Сюда, в Павловку, тайно прибыли посланцы от партий эсеров и меньшевиков, которые предложили образовать «социалистический» блок для урегулирования конфликта между интервентами и народом. Встреча закончилась резкой критикой предательской политики эсеров и меньшевиков, которые после этого уехали в с. Александровское. После их отъезда в штаб явились гонцы от повстанческих рот, расположенных в с. Белогорка, которые доложили о разгроме японской колонны, пытавшейся зайти повстанцам во фланг. Стало ясно, что в ближайшее время японцы начнут наступать на Павловку, так как в Васильевке шло сосредоточение японской пехоты. Всю ночь заседал штаб повстанческой армии: давать бой или уходить. Одна часть штаба стояла за то, чтобы дать бой японцам, другая – за то, чтобы уходить на юг, так как в армии был большой обоз с ранеными и обмороженными, которые сковывали маневренность армии. Г. Драгошевский, командующий армией, принял решение: утром собрать всю армию на митинг и совместно решить этот вопрос. Во время митинга неожиданно раздался разрыв японского снаряда на главной улице села. Беглый огонь артиллерии предвещал наступление пехоты. Дальнейшее обсуждение было невозможно. Члены Главного штаба разделились между стрелковыми ротами и повели их на окраины села для встречного боя. Когда повстанцы вышли к кладбищу, они увидели на открытой местности за селом двигавшиеся по дороге колонны японской пехоты. Повстанцы быстро рассыпались в цепь вдоль кладбища. Навстречу японцам вынеслись трое саней со станковыми пулемётами, открывшими огонь по японцам в упор. Из-за правого фланга вылетел конный отряд. Японцы рассыпались в цепи. Фронтальное наступление японцев было остановлено. Повстанцы уже было хотели атаковать, но в это время со стороны Одинцовской пади вышли новые колонны японской пехоты. Их остановил огонь двух партизанских пулемётов. Японцы залегли. Началась оружейная и пулемётная перестрелка. И хотя у повстанцев были трофейные пушки, но опытных артиллеристов не было. Не было также и штыков. Поэтому повстанцы перешли к выбиванию японцев в лежащих на снегу цепях. Многие повстанцы были хорошими охотниками, так что первая цепь японцев превратилась в трупы. Принялись за вторую цепь. Шло также и вымораживание японских цепей. Через три часа на левом фланге повстанческого фронта появились новые цепи японских войск. Как впоследствии оказалось, прибыли они из Свободного. В тылу обороны на восточную окраину деревни налетели конные тарбогатайцы и подожгли последние дома. Левофланговые роты повстанцев не выдержали перекрёстного огня и начали отступать, вначале медленно, а затем поспешно и, наконец, панически. Подводы с ранеными и обмороженными уже скакали по дороге на Поздеевку, за ними мчались пустые подводы. Повстанцы бежали за ними, догоняя и кое-как размещаясь в них. Командиры перемешались с отступающими. В Павловском бою повстанческая армия потеряла 227 человек убитыми и около 100 винтовок. Трофейные орудия остались без снарядов, патронов убавилось до одного-двух десятков на каждого повстанца, моральные силы были подорваны результатами незавершённого боя. Но и японцы понесли большой урон. Общие потери их составили не одну тысячу солдат и офицеров. Мобилизованные крестьяне окрестных деревень более двух суток собирали трупы японцев, грузили их на подводы и отправляли их на железную дорогу для отправки на Хабаровск. Японцы, боясь заходить в Павловку, всю ночь обстреливали её из орудий, и только под утро вошли в село. Утром началась расправа с ранеными, отставшими от повстанческой армии, с семьями крестьян, оказавшим им помощь. Много тогда погибло жителей Павловки: Е. И. Зюзин, К. А. Кустов, О. Н. Москвитин, И. Н. Москвитин, Т. Н. Москвитин, Е. С. Москвитин, Е. С. Бочкарев, П. С. Бочкарев, А. И. Анциферов, О. М. Попов, И. П. Фоменко, С. И. Серкин, Н. С. Козлов, Р. Л. Поряднов, А. Т. Кустов, И. Д. Нилин и другие. Семья крестьянина Сысолятина, например, была почти целиком сожжена в собственном доме. Дьячок местной церкви был зарублен японцами прямо на ступенях храма.